Олег Воробьев: Выбирая автомобиль BMW, я предъявляю к нему критерии архитектуры

Олег Воробьев – заслуженный архитектор Беларуси и клиент центра «АВТОИДЕЯ». Он относится к числу тех людей, которые делают Минск лучше и каждый день совершенствуют его внешний облик. В числе работ архитектора такие хорошо известные всем минчанам здания как международный образовательный центр им. Йоханнеса Рау, административное здание «Белорусской калийной компании» и новый многофункционального комплекс «Falcon». В интервью «BWM Журнал АВТОИДЕЯ» Олег Арсеньевич рассказал о том, почему стал архитектором, как должен преображаться Минск и поделился с нами размышлениями о философии архитектуры BMW.

- Олег Арсеньевич, вы родились в Кракове – королевском городе, известном своей прекрасной архитектурой. Как повлияла атмосфера этого города на выбор будущей профессии? 

- Родившись в Кракове, я мог стать кем угодно: архитектором, скульптором, художником и просто порядочным человеком. Поэтому если говорить о том,  повлияла ли атмосфера города на  выбор моей будущей профессии, то скорее нет, чем да. При этом я считаю, что история всех событий в жизни начинается с места рождения. Вот уже 600 лет каждый час в центре Кракова раздается звук трубы с высокой башни Мариацкого костела. Под эту мелодию в окружении прекрасной готической архитектуры на берегу Вислы я и родился. Так что атмосфера этого красивого города безусловно повлияла на становление моего внутреннего мира.

- С чего начался ваш творческий путь? Вы хотели стать архитектором с детства?

- Одно из основных качеств профессии архитектора – это умение рисовать. Сколько себя помню, всегда делал портреты и зарисовывал натюрморты из предметов домашнего быта. Увлечение рисованием, конечно же, повлияло на выбор будущей профессии. А еще меня очень впечатлило посещение в юношеские годы Московского архитектурного института. Что касается начала творческого пути, то первые свои шаги в качестве архитектора я сделал на строительном факультете БПИ в Минске. Именно там я осваивал азы профессии и познавал мир прекрасного. Но думаю, у меня бы получилось добиться высот и в другом деле, потому что я никогда не хотел быть середнячком и старался быть лучшим. Например, когда занимался спортом, то ставил перед собой самую высокую цель – участие в Олимпийских играх. А еще я учился в музыкальной школе и, наверное, мог связать свою жизнь с музыкой.

- У вас богатая биография – автор сотни архитектурных проектов, участник и победитель многочисленных конкурсов, создатель собственной творческой мастерской, заслуженный архитектор Беларуси… Вы всегда знали, что добьетесь успеха, или приходилось пробиваться сквозь тернии к звездам?

- Архитектурному творчеству, как и любому другому делу, нужно отдаваться целиком. Все эти годы я постоянно работал и продолжаю трудиться. Архитектура для меня – это профессия и хобби одновременно. Вы не добьетесь успеха, если будете сидеть на месте и постоянно жаловаться на плохую жизнь. Если открутить время назад, я бы не стал ничего в ней менять и нисколько бы не сомневался в своем выборе. Хотя я далек от состояния самодостаточности и нахожусь в постоянном творческом поиске, но твердо уверен в одном, архитектура – это мое дело. Занимаясь ей, я абсолютно уверен в полезности своего труда. Архитектура – большой труд, которым нужно заниматься каждый день. Как-то раз артист балета Рудольф Нуриев сказал, что если он не потренируется хоть один день, его тело задеревенеет. Я полностью согласен с такой жизненной позицией. Любым делом нужно заниматься без остатка.

- Вы добились вершины в своем творчестве? И какая веха вашей карьеры вам дороже всего?

- Вершины в архитектуре нет. Есть только путь к вершине, который является высшей целью архитектора, источником недовольства собой и удовлетворения одновременно. Есть длинный путь, ведущий к вершине, и по нему можно идти всю жизнь, так и не достигнув заветной цели. Но в силах каждого архитектора оставить вехи на своем пути. За более чем сорок лет творчества я оставил 70 таких вех, и все же вершина еще впереди. 

- Какого направления и стиля вы придерживаетесь в архитектуре и почему?

- В идеале я стремлюсь создавать архитектурные произведения, которые не стареют во времени. Архитектура – это высшая степень искусства, но любое произведение требует отдачи как моральной, так и финансовой. Но все же, я уверен, что самое главное в архитектуре – это идея, которая придает зданию уникальность и неповторимость. Случается так, что молодые архитекторы приносят свои проекты, которые до воплощения в жизни уже морально устарели. В композиции должно быть столько элементов, чтобы человек не уставал на них смотреть. Поэтому мое кредо в архитектуре – сдержанная гармония. А еще я считаю, что архитектура должна быть интернациональной.

- Вы известны как законодатель моды строительства банков. Как так произошло?

- Я спроектировал практически все белорусские банки. А началось все со здания «Белвнешэкономбанка» в далеком 1988 году. В проекте я задумал стеклянную пирамиду на крыше, которая напоминает ту, которая стоит в Лувре. Конечно, я ничего не придумал, но стал первопроходцем в Беларуси. Этот проект получил высшую архитектурную премию того времени – медаль Союза архитекторов СССР в номинации «Лучшая постройка». Но лично мне была приятна другая награда – обо мне написали за границей. Популярный итальянский архитектурный журнал l’ARCA в обзоре архитектурных объектов советского периода назвал мою постройку «элегантным иностранцем, забредшим на современный советский пустырь».

- Вы зачастую выступаете в СМИ с критикой в адрес современных застройщиков, которые портят своими строениями «лицо» Минска. Как соединить новое со старым и сделать так, чтобы столица Беларуси не превращалась в аляповатую эклектику несовместимого? 

- Развитие любого города – процесс болезненный, но закономерный. Эволюция не стоит на месте, и вместе с ней меняются и наши улицы. В том же Лондоне вы увидите памятники архитектуры, которые соседствуют с модернистскими шедеврами именитых мастеров современности. Однако это не значит, что мы должны разрешать вписывать любые современные здания в исторический пейзаж. Например, в центре Токио рядом с дворцом императора существуют ограничения по строительству зданий с учетом их радиуса и этажности. Поэтому у нас есть два пути преображения Минска – либо ограничить этажность в историческом центре, либо возводить такие здания, которые будут восхищать с первого взгляда.

В настоящее время с развитием инвестиционных проектов и  работой на белорусском рынке зарубежных заказчиков, которые не знают местную историю, мы сталкиваемся  с ситуациями, когда новые здания уничтожают наследие предыдущих поколений. Главный постулат в архитектуре – это не навреди. Новые объекты должны не уничтожать прошлое, а выгодно его подчеркивать, делая внешний облик города более современным.

- Согласно советскому мифу, Минск был практически полностью разрушен во время Второй мировой войны. Однако тот же Верхний город исчезал в годы правления Машерова.  Традиция сносить здания и возводить новые без общественного обсуждения сохранилась и по сей день. Почему так происходит?

- Чтобы Минск стал лучше, необходимо создавать структуру с четким городским планированием и дать возможность людям активно участвовать в процессах планирования. Большинство данных о городе сконцентрированы в руках чиновников. Они знают: сколько в Минске машин, домов и т.д. Но главное не забывать о том, что город состоит из людей. Нужно укрепить взаимоотношения между центральной частью города и спальными районами, ведь 80% жителей столицы живут за пределами центра. Улучшая транспортную систему, благоустраивая городскую периферию, и формируя новые образовательные центры общественной и деловой активности в микрорайонах, мы выравниваем качество жизни минчан. Важно, чтобы накануне строительства велось широкое обсуждение проектов профессиональной архитектурной и гражданской общественностью. Также нам следует поддерживать программу по обучению специалистов в области проектирования энергоэффективных зданий. Зеленое строительство – тренд современности, и нам от него никуда не уйти. Ведь, проживая в городе, невозможно не думать об окружающей среде.

- Вы один из немногих белорусских архитекторов, которые добились успеха не только в нашей стране, но и за рубежом. Сегодня у вас есть коммерческая компания, офис в Майами и архитектурные заказы в других странах. В чем состоит секрет вашего успеха?

- В ежедневном кропотливом труде с командой единомышленников. В творчестве нет мелочей. В основе работы нашей компании «Воробьевы и партнеры» лежат четыре принципа, которые позволяет нам максимально эффективно решать поставленные задачи. Во-первых, это профессионализм сотрудников, многие из которых имеют за спиной 15-20 лет профессионального стажа. Во-вторых, надежность. Мы гарантируем клиентам соблюдение установленных сроков проектирования и расходования вложенных средств. В-третьих, открытость перед инвесторами. И, в-четвертых, индивидуальность. Мы создаем уникальные творческие решения и точно знаем, как воплотить их в жизнь. За время существования наша компания построила более 70 крупных объектов, в числе которых Минский международный образовательный центр им. Йоханнеса Рау, административное здание «Белорусской калийной компании» и новый многофункциональный комплекс «Falcon» на проспекте Победителей. Они не просто вписываются в городской ландшафт, но и преобразуют его. А лучшей наградой для нас остаются признание клиентов и хорошие отзывы жителей города.   

- Олег Арсеньевич, расскажите, как вы стали клиентом «АВТОИДЕЯ».

- У меня были разные машины, но так получилось, что в результате я остановил свой выбор на BMW. Автомобиль, как и архитектуру, нужно полюбить глазами. Когда я пришел в автоцентр «АВТОИДЕЯ», то не стал узнавать, какой у машины литраж, какие у нее характеристики. Я оценивал автомобиль по внешности. Хоть многие читатели вашего журнала могут поспорить о такой методике выбора. Я отталкиваюсь от внешнего вида. Ведь когда вы приезжаете в любой город, вы первым делом идете смотреть достопримечательности, а не бежите в магазин за покупками.

- То есть для вас как архитектора важны внешний вид автомобиля, а не его начинка?

- Архитектура рассказывает нам об истории страны, развитии общества и о том, что любили люди и пытались скрыть. Мне кажется, роль архитектора в любом обществе очень высока, ведь архитектура становится камнем в летописи истории. Неоднократно посещая столицу Каталонии, Барселону, я каждый раз прихожу к собору Саграда Фамилия – творению великого архитектора Антонию Гауди, и не перестаю восхищаться многообразием форм, композиции и объемно-пространственному решению. Во всех творениях Гауди чувствуется его личная философия и душа этого выдающегося архитектора. Точно такую же философию несут в себе и автомобили.

- Какую философию вы видите в дизайне BMW?

- Выбирая автомобиль марки BMW, я предъявляю к нему критерии архитектуры. И первым делом вижу в ней историю культуры. Архитектура BMW также несет в себе философию сохранения тепла, выступая в роли защитной оболочки человека. Это ограничение безопасного пространства, создание человеческих отношений и определенного психологического состояния. Кроме того, автомобиль для меня – это средство общения. Мне нравится, как он ведет себя на дороге. И если  говорить совсем просто, я получаю удовольствие от вождения BMW и знаю, что не наношу вред окружающей среде. Это красивый автомобиль, который не отличается консервативным дизайном. А еще приятно, что в автоцентре «АВТОИДЕЯ» работают люди, которые готовы помочь в любую минуту. Я могу позвонить своему менеджеру в полтретьего ночи и точно знаю, что он решит любую мою проблему. Такое общение дорогого стоит.


Как нас найти Обратная связь Запись на Тест драйв Запись на сервис
Наверх